Москва, ул. Новая Басманная, д. 13/2, стр. 1 +7(499)390-06-20 expertvr@mail.ru

Главная / Статьи / Рассмотрение судебной практики по страхованию гражданской ответственности

Рассмотрение судебной практики по страхованию гражданской ответственности

На основании ст. 15.2 Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» от 28 декабря 2013 г. № 414-ФЗ с 1 января 2014 законодатель предоставил право заключения договоров страхования гражданской ответственности застройщика.

Условием реализации такого права является членство застройщика в обществе взаимного страхования гражданской ответственности застройщиков.

По общему правилу, установленному ГК РФ, отсутствие в отраслевом законодательстве указания на возможность заключения исследуемого вида договора страхования влечет за собой ничтожность договора.

Однако судебная практика идет по иному пути. Например, из Постановления Президиума ВАС РФ от 13 апреля 2010 г. № 16996/09 следует, что между страховщиком и обществом заключен договор страхования ответственности экспедитора от 29.03.2007 № 66-000242-34/07.

После возникшего права по вопросу выплаты страхового возмещения, по итогам его судебного рассмотрения суд первой инстанции пришел к выводу о законности и обоснованности договора и требования истца удовлетворил.

Рассмотрев дело в порядке апелляции, Первый арбитражный апелляционный суд постановлением от 31.08.2009 решение суда первой инстанции отменил и принял новое решение: в иске отказать, поскольку счел, что подлежат применению ст. 168 ГК РФ и часть 1 статьи 932 ГК РФ, поскольку страхование ответственности по договору транспортной экспедиции, из которого у общества возникла обязанность возместить стоимость утраченного груза, законом не предусмотрено.

ВАС занял противоположную позицию и пришел к выводу, что заключенный договор содержит признаки различных видов имущественного страхования, предусмотренных 929 ГК РФ, является комплексным и не противоречит закону, поэтому оснований для признания его недействительным у суда апелляционной инстанции не имелось.

По мнению автора, позиция Высшего арбитражного суда РФ основана на слишком широком понимании и толковании свободы договора, не совсем корректна в толковании принципа свободы договора и понятия смешанного (комплексного) договора по следующим основаниям.

Да, действительно, действующее гражданское право России одним из принципов договорных правоотношений провозглашает принцип свободы договора, который, исходя из содержания ст. 421 ГК РФ, реализуется в том, что субъекты гражданского права могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор).

Однако при этом законодатель оговорил условие признания смешанного договора действительным и законным, а именно: все элементы смешанного договора должны соответствовать требованиям, предъявляемым к ним законом.

Иными словами, совокупность элементов не образует нового, качественно выходящего за рамки закона договора, поскольку каждый из его элементов должен соответствовать требованиям закона.

Часть 3 ст. 421 ГК РФ обязывает суд применять к правоотношениям субъектов смешанного (согласно терминологии ВАС комплексного договора) в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре.

Договор страхования ответственности экспедитора от 29.03.2007 № 66-000242-34/07, ставший предметом судебного разбирательства в трех судебных инстанциях арбитражного суда явно не соответствует по субъектному составу требованиям ГК РФ, поскольку отсутствует норма закона, предусматривающая возможность страхования ответственности экспедитора.

Кроме того ГКРФ (п. 2 ст. 931) при определении объема понятия «застрахованное лицо» говорит о том, что таковым является лицо, риск ответственности которого за причинение вреда застрахован и которое должно быть названо в договоре страхования (если это лицо в договоре не названо, считается застрахованным риск ответственности самого страхователя).

Следовательно, экспедитор – не субъект договора страхования ответственности.

Отграничение договора страхования ответственности за нарушение договора и страхования ответственности за причинение вреда заключается в следующем.

В случае заключения договора страхования договорной ответственности, субъект договора, не выполнивший договорных обязательств (должник), и его контрагент (кредитор) связаны правоотношениями, производными от ранее заключенных договоров, и в основании ответственности лежит факт неисполнения существующего обязательства. Здесь страхуется договорная ответственность, где сама ответственность может быть основана как на законе, так и на договоре.

При страховании риска, причинитель вреда и потерпевший до наступления негативных последствий ничем друг с другом связаны не были, и в основании привлечения к ответственности лежит вновь возникшее обязательство. Следовательно, следует согласиться, что в этом случае страхуется деликтная ответственность, которая всегда основана на законе.

Объектом внедоговорной формы рассматриваемого вида договора выступает предпринимательский риск самого страхователя и только в его пользу (ст.933 ГК РФ). Последствия неисполнения этого условия закона предусмотрены в виде ничтожности такого договора.
Форма договора страхования ответственности письменная. В договоре страхования рекомендуется предусмотреть право страхователя на получение страхового возмещения в случае самостоятельной компенсации причиненного вреда в денежной форме (с предварительного письменного согласия страховщика).

Контактная форма